Банкир Юров: почему санкции против России малоэффективны, а в Украину никто не инвестирует

Банкир Юров: почему санкции против России малоэффективны, а в Украину никто не инвестирует

Политика

Добавить в закладки

Банкир Илья Юров

Банкир Илья Юров

Банкир Илья Юров дал интересное интервью изданию «Гордон», в котором рассуждает об экономике Украины и санкциях против России.

Илья Юров – известный российский банкир. С середины 1990-х он работал в банке "Менатеп" под руководством бизнесмена и владельца нефтяной компании ЮКОС Михаила Ходорковского. В 1999 году Юров с партнерами основал первый инвестиционный банк в России, который специализировался на долговом рынке капиталов – "Доверительный и инвестиционный банк". Его основным собственником стала группа Ходорковского.

Юров вместе с семьёй покинул Россию  в 2011 году из-за открытия уголовных дел против него.

На вопрос, об эффективности санкций, которые ввел Запад против России, Юров ответил:

«В международный практике применялись и гораздо более жесткие санкции за подобные действия. Можно сравнивать санкции в отношении Югославии. Слободан Милошевич использовал в свое время ту же самую риторику и такие-же действия, как и руководство РФ теперь: "Нет, мы не участвуем в конфликте, это местные ополченцы, мы не знаем, откуда у ополченцев и оружие, и войска".

Затем конфликт принял форму открытого военного противостояния, как и на юго-востоке Украины. Санкции против Югославии были несравнимо более строгими, чем в отношении России. Тогда американцы заморозили все югославские деньги, до которых смогли дотянуться, – и частные, и государственные. Да и санкции в отношении Ирана тоже гораздо жестче. Поэтому я бы не стал бы говорить, что санкции в отношении РФ достаточные.

Есть три вида санкций, которые объективно какой-то результат дали, но могли быть более эффективными.

Первый – это ограничение возможности российским компаниям и банкам на длительный срок заимствовать деньги на международных рынках. Экономика РФ всегда была экспортоориентированной, национальная валюта слабая, и поэтому слабая банковской система, не так много источников кредитов внутри самой экономики, разве кроме печатания денег самим государством.

Это во многом объясняет, почему кризис 2008 года так сильно ударил по России. Международные банки, затронутые кризисом закладных ценных бумаг, перестали кредитовать развивающиеся страны, и российская экономика чуть было не схлопнулась. Тогда впервые в истории государство масштабно начало раздавать деньги и помогать экономике.

Данная мера по ограничению заимствований могла быть весьма действенной, если бы Запад не закрывал глаза на схемы обхода этого механизма. Допустим, у тебя контрольный пакет компании 51%. Передаешь 2% акций на формально не связанную с тобой контору – и банк или компания сразу выпадает из-под режима санкций.

Яркий пример, который всплыл на фоне скандала с панамскими бумагами. У "Внешторгбанка" (ВТБ) на Кипре есть дочерний "Русский коммерческий банк". О нем стало широко известно, когда выяснилось, что именно через этот банк миллионы долларов дарились виолончелисту Сергею Ролдугину – личному другу Путина.

Сегодня этот банк не является субъектом международный санкций, потому что за несколько месяцев до введения санкций в отношении ВТБ (очевидно, им кто-то стукнул), последний якобы продал акции трудовому коллективу и банку "Открытие", который является "карманом" режима. Но поскольку формально он частный, а не государственный, то к нему санкции тоже не применяют. И так "Русский коммерческий банк" из-под режима санкций выпал. Таких примеров масса. В итоге хороший действенный механизм, способный создать проблемы режиму, не дал эффекта в должной мере.

Еще пример. После введения международных санкций против "Роснефти" международные банки отказались продлевать срок действия кредитных договоров с ней. Компания столкнулась с острой необходимостью срочно изыскать значительные денежные средства в валюте, в основном в долларах США, чтобы своевременно рассчитаться по своим обязательствам перед иностранными банками и избежать дефолта.

Центробанк РФ (ЦБ) секретно, используя в качестве агента банк "Открытие", предоставил "Роснефти" не менее 625 млрд рублей (около $15 млрд) в декабре 2014 года. Все, кто разрабатывал схему, заранее знали, что "Роснефть" на полученные деньги одномоментно приобретет на российском рынке доллары США и что это неизбежно обрушит национальную валюту РФ.

Детали этой сделки никогда не раскрывались ни "Роснефтью", ни ЦБ, ни банком "Открытие". Более того, "Роснефть" и банк "Открытие" неоднократно публично опровергали возможность подобной сделки. Лишь спустя два с половиной года в январе 2017-го в интервью Financial Times руководитель ВТБ Андрей Костин подтвердил факт этой сделки…

Еще один вид санкций, который мог быть чрезвычайно эффективным, – персональные санкции в отношении людей, связанных с аннексией Крыма, военными действиями и российским государством, если бы на Западе не побоялись расширить список до реальных бенефициаров режима. Там есть семья Ротенбергов, Геннадий Тимченко, Юрий Ковальчук.

Каким образом они потом обошли санкции? Что-то переписали на родственников. У Тимченко все компании вдруг выкупил какой-то швед. Компанию "Башнефть", например, купил гражданин РФ, постоянно проживающий в Австралии. То есть использовали какие-то совсем примитивные схемы.

Еще санкции в отношении передачи технологии тоже могли бы стать эффективным инструментом, если бы владельцы технологий не находили формальные способы обходить санкции с помощью третьих стран. Турбины Siemens яркий тому пример. Вообще международный механизм предусматривает ответственность за подобный обход санкций. Но реального противодействия пока мы не видим…».

Почему инвесторы никогда не будут вкладывать свои деньги в экономику Украины?

«В 2000 году я при партнерской поддержке группы Михаила Ходорковского успешно запустил инвестиционный банк в России. Придумали мы вот что. Поскольку после кризиса 1998 года все западные банки ушли с развивающихся рынков, в том числе из РФ и Украины, стало непонятно, где брать деньги. Мы с партнерами решили, что это хорошее время развивать рынок публичного долга, научить компании занимать деньги не в банках, а выпускать облигации и продавать широкому кругу инвесторов. Это снизит зависимость от банков, даст возможность развивать корпоративную историю. Мы чрезвычайно успешно реализовали эту стратегию в России и решили, что в Украине это тоже должно сработать.

Открыли в Киеве представительство в 2003 году. Предлагали помощь крупным украинским компаниям, ориентированным на экспорт, в привлечении денег у широкого круга западных инвесторов и, к сожалению, столкнулись с обстоятельством, которое я тогда воспринял как курьез. Но боюсь, это одна из ключевых проблем украинской экономики по сей день.

С представителями самых крупных компаний в РФ я встречался лично и озвучивал примерно один и тот же текст: если вы начнете привлекать деньги от широкого круга западных инвесторов, это позволит вам удешевить заимствования, увеличить их срок, а в обмен вам нужна одна штука – достаточно узкому кругу инвесторов показать вашу офшорную отчетность, где у вас центры прибыли, сколько вы реально зарабатываете, чтобы люди поняли, что вы правильно ведете бизнес и у вас есть перспектива (дело в том, что в конце 1990-х в России налоги народ не особо платил, даже крупные компании, и по официальной отчетности, публикуемой в РФ, невозможно было оценить эффективность бизнеса). Все российские компании на это пошли. И мы на волне успеха решили предложить эту же идею украинским компаниям.

Нас приехало в Украину около 15 человек, мы распределили между собой крупнейшие компании и пошли на переговоры. Я не буду говорить, с кем конкретно у меня была назначена первая встреча, но отмечу, что это была одна из крупных украинских компаний.

Я проговариваю текст своей презентации. Передо мной приятные молодые ребята, сразу видно: не старой советской закалки, прекрасно понимающие в бизнесе. Когда я дошел до части с налоговой оптимизацией и произнес текст про отчетность офшорных компаний, у всех моих собеседников лица просто окаменели. Я даже немного растерялся, ведь я уже привык, что люди на это живо реагируют. Спрашиваю, что они думают.

Мне говорят: "В принципе, да, это интересно, но как инвесторы поймут, где у нас центры прибыли, потому что мы время от времени их меняем. В разное время прибыль аккумулируется на разных компаниях". Я ответил, что это не проблема, просто объясните, из каких соображений меняете центры прибыли, они увидят динамику, историческую отчетность компаний.

Ну, да, говорят, только дело в том, что у нас нет исторической отчетности. Я удивился – в каком смысле нет? Они: "У нас месяц заканчивается, и со следующего месяца уже другая компания – офшорный центр прибыли, а по предыдущей больше нет записей". Вы что, спрашиваю, правда уничтожаете записи? Ответ был утвердительный.

"Подождите, мужики, а что у вас вообще отчеты нигде не хранятся?"

"Нет, а зачем?"

"Как зачем? А как же вы для себя и акционеров оцениваете эффективность вашего бизнеса. Нужно же понять, сколько вкладывать в основные фонды и так далее".

Они переглянулись между собой и говорят: "Какая разница. У нас акционер полностью все деньги забирает".

"В смысле? Вы же большая производственная компания, у вас основные фонды амортизируются". 

"У нашего акционера другой подход: пусть амортизация, значит, потом просто будет меньше прибыли выходить".

"И у вас даже планов что-то вкладывать нет, реинвестировать?"

"Нет. Такова позиция акционера".

Я сказал, что надо подумать. Ушел в совершенном ужасе. Потому что это – реальный кошмар! Акционер выжимал из компании все до последней капли и абсолютно ни копейки не планировал вкладывать. Я связался со своими коллегами, и оказалось, что на каждых переговорах с крупными украинскими компаниями звучала одна и та же похожая история. Мы уехали из Украины.

Понятно, никакой нормальный инвестор никогда не даст деньги компании, из которой основной акционер выжимает все, что только можно. Если бы это не случилось лично со мной, я бы не поверил, что такое вообще возможно. Ведь передо мной на переговорах сидели абсолютно адекватные образованные парни, а не какие-то гопники.

Я очень расстроился и напросился на встречу к Виктору Ющенко. Я не назвал ни одной фамилии. Но объяснил, что это надо срочно менять, иначе от экономики просто ничего не останется. Это же пиратство – люди к собственным компаниям относятся так, словно взяли на абордаж торговое судно. Так нельзя.

Надо отдать Ющенко должное. Услышав мой рассказ, он ужасно огорчился и собрал неформальное совещание, я там все еще раз проговорил. Ющенко включил меня в экспертный совет. Я еще раза три рассказывал эту историю в разных кабинетах. Но ничего не поменялось.», - сказал Юров.




Комментарии ( 0 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

Авторизуйтесь через соц.сети
или войдите как гость
Войти